Героизм и стойкость русских солдат в боевых действиях на Балканах и Кавказе

Героизм и стойкость русских воинов в Кавказской войне

Кавказ в истории Российской империи занимает особенное место. Он стал военно-политической проблемой уже для Московской Руси в XVI - XVII веках. С горным краем связано несколько столетий почти беспрерывных войн, военных походов и конфликтов, мятежей и восстаний, вооруженных заговоров. Эти события следовали непрекращающейся чередой и закончились для империи только в последний день правления династии Романовых. Но и после этого мир не пришел на древнюю кавказскую землю, о чем свидетельствуют события наших дней.

В продолжительной борьбе за обладание Кавказом в полной мере проявилась доблесть русского солдата, ибо здесь ему пришлось воевать с отчаянными коренными жителями этих мест - горцами, и подвиги, совершенные русскими воинами на Кавказской земле, не только показывают трудность этой борьбы, но и подчеркивают храбрость русских войск.
Особенно сильное противоборство с кавказскими народами и племенами началось с 1817 года, когда русское правительство решительно перешло к планомерному освоению Северного Кавказа, началась так называемая Кавказская война 1817 - 1864 гг.

Первый ее период - с 1817 по 1827 год - неразрывно связан с деятельностью генерала Алексея Петровича Ермолова, который приложил немало усилий для наведения порядка в кавказских владениях Российской империи.

Победы над горцами принесли ему заслуженную славу как одному из самых успешных военных правителей края. Не раз в годы Кавказской войны русские солдаты вспоминали Ермолова, не сомневаясь, что при нем эта война была бы победоносно завершена в течение нескольких лет. Военную деятельность Ермолов удачно сочетал с административно- хозяйственной. Он немало сделал для развития сельского хозяйства и культуры региона. При нем на Кавказе получили развитие торговля и промышленность, была реконструирована Военно-Грузинская дорога, создан ряд лечебных учреждений на минеральных водах в Пятигорске и Кисловодске.

Не раз в боевых действиях против горцев русских воинов выручала военная хитрость генерала Ермолова. Так, 15 ноября 1818 года его отряд подошел к высокому крутому хребту Аскарай, где ожидало 15-тысячное войско неприятеля. Едва наши войска подошли к подошве хребта, как горцы открыли огонь. Солдаты рвались в бой, но генерал приказал остановить отряд. Горцы предположили, что русские не решаются атаковать. Ермолов понимал, что при открытом штурме очень сильной позиции его отряд понесет большие потери, но об отступлении не было и речи: наши войска впервые появились в Дагестане, и малейшая их неудача могла надолго поколебать веру в силу русского оружия. Оставалось одно средство - обход. Верный проводник сказал Ермолову, что знает подходящую тропу, такую трудную, что ее забросили даже сами туземцы, но если русские смогут пройти по такой дороге, то он берется вывести их в самый тыл неприятеля. И русские солдаты прошли. Ермолов приказал майору Шевцову взять 2-й батальон Кабардинского полка с двумя орудиями, без выстрела взобраться на гору, покрытую дремучим лесом, и на рассвете ударить по неприятелю. Преодолев все препятствия, воины под покровом ночи пробрались в тыл противника. На рассвете грянула пушка, и батальон бросился на горцев в штыки. Те едва успели схватиться за оружие и, кто не пал под ударом штыка, в паническом страхе бежали врассыпную. 15-тысячного скопища неприятельских сил не стало. Гора была занята одним батальоном.

Одним из характерных отличительных признаков русского воинства является верность до конца воинскому долгу. Это подтверждает еще один боевой эпизод Кавказской войны.
Так, в апреле 1821 года порядка шестисот чеченцев атаковали Амир-Аджиюртовский редут, гарнизон которого составляли двадцать пять воинов 84-го пехотного Ширванского Его Величества полка - одного из прославленных «кавказских» полков Русской армии, во главе с унтер-офицером Махониным. В течение пяти часов горсть храбрецов выдерживала отчаянные атаки противника. Сам Махонин был изрублен на валу укрепления, погибли еще тринадцать ширванцев, но остальные двенадцать отстояли редут, отбив все приступы и уложив на месте до полусотни чеченцев. В полковой книге «Служба ширванца. 1726 - 1909» сказано: «Золотыми буквами должно быть начертано на страницах истории полка и в нашей памяти имя Махонина: верный долгу службы до конца, он сумел в надлежащую минуту воодушевить на подвиг и своих подчиненных».

Второй период Кавказской войны - с 1827-го до середины 50-х гг. XIX в. является наиболее ожесточенным и кровопролитным в ее истории. Он характеризуется распространением мюридизма и возвышением созданного талантливым полководцем Шамилем имамата. Особенно упорный характер носили военные действия в середине 30-х годов XIX века, когда борьбу горцев возглавил Шамиль, ставший третьим имамом. С первых шагов своего правления Шамиль огнем и мечом начал насаждать собственные законы, основанные на шариате, заменяя тем самым неписаное право обычаев горцев (ада- ты). Смертью каралось сопротивление мюриду, вводились наказания за нарушения шариата. Шамиль дал древним военным традициям горцев новые организационные формы. Создав регулярную армию и ополчение на основе рекрутских наборов, имам упорядочил стихийные, нацеленные на добычу набеги, направил их в нужное ему русло.

В 1837 году Николай I посетил Северный Кавказ. Недовольный общим положением дел на Кавказе, он сместил генерала Г.В. Розена и назначил на его место генерала Е.А. Головина. Новый главнокомандующий обратил свое внимание прежде всего на правый фланг Кавказской линии - Черноморское побережье и Закубанье.

В этот период в конфликт достаточно активно стали вмешиваться Турция и Англия, доставлявшие на кораблях горцам оружие и продовольствие. В ответ на это правительство России пошло на создание Кавказской береговой линии. В устьях рек высаживались десанты и закладывались форты.

При создании Кавказской береговой линии отлично взаимодействовали армия и флот. Десантные операции проводились быстро и с минимальными потерями. В ходе их проведения отличились прославленные русские адмиралы и генералы М.П. Лазарев, П.С. Нахимов, В.А. Корнилов, Н.Н. Раевский. Мужество и отвагу, способность переносить тяжелейшие лишения продемонстрировали российские солдаты и офицеры, которым довелось под огнем противника создавать на пустом месте укрепления, днем и ночью отбиваться от постоянно нападавших горцев. К этому добавлялись непрерывная сухопутная блокада, тяжелый и непривычный климат, малярия. Перед героизмом защитников черноморских укреплений склонял голову даже противник.

В мае 1834 года два батальона Крымского полка, в том числе 5-я мушкетерская рота, где служил рядовой Архип Осипов, влились в 77-й пехотный Тенгинский полк, который в 1837 году встал на защиту построенного на Черноморском побережье Кавказа Михайловского укрепления.

22 марта 1840 года на Михайловское укрепление обрушились банды горцев, в 20 раз превосходившие по численности русский гарнизон. У штабс-капитана Николая Константиновича Лико, руководившего обороной укрепления, «под ружьем» находились всего 480 бойцов, которые накануне поклялись биться с противником «до последней крайности». Первую атаку защитники цитадели успешно отбили картечью и ружейным огнем. Вторую атаку отважные воины приняли на штыки, отбросив нападавших за пределы защитных валов.

Тогда разъяренные неудачей пешие горцы, видя безвыходность своего положения, вновь устремились на штурм форта. Благодаря своей численности им удалось оттеснить гарнизон и ворваться внутрь оборонительных сооружений.

Окруженные со всех сторон, храбрые защитники форта, прекрасно понимая, что освирепевший от крови и жестокости противник не пощадит никого, продолжали упорное сопротивление. Однако силы были слишком неравны. В последний момент рядовой Осипов схватил горящий орудийный фитиль и со словами: «Пора, братцы! Кто останется жив - помни мое дело!» бросился в пороховой погреб. Окрестности потряс мощный взрыв, похоронивший под руинами укрепления три тысячи человек неприятельских сил и почти весь гарнизон крепости.

За свой подвиг, совершенный в Михайловском укреплении Черноморской береговой линии 22 марта 1840 года, Архип Осипов удостоился чести стать первым из русских воинов, чье имя было навечно зачислено в списки воинской части, а подвиг навечно вписан в боевую летопись России.

Приказ военного министра № 79 от 8 ноября 1840 года гласил: «Для увековечения памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда имя его в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках при спросе этого имени первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении».

В 1839 году крупный русский отряд осадил резиденцию Шамиля - укрепленный аул Ахульго. Каменные строения аула стояли на двух утесах, обрывающихся к реке Койцу. Защитники Ахульго, которых было около 5 тысяч, могли безнаказанно сверху расстреливать нападающих. К тому же к Шамилю постоянно подходило подкрепление. И бойцам приходилось непрерывно его отгонять.

Лишь в результате третьего штурма 22 августа 1839 года аул Ахульго был взят, но в нем еще неделю шли бои с одиночными защитниками за каждую саклю. Сам Шамиль успел перед генеральным штурмом бежать с семьей. В Ахульго насчитали тысячу убитых горцев, 900 были взяты в плен. Потери русских в последнем штурме составили 150 убитых и 494 раненых. За отличие в штурме были выданы коллективные награды - Георгиевские знамена с почетной надписью «За взятие приступом
Ахульго 22 августа 1839 года», которые получили отличившиеся в штурме Апшеронский, Кабардинский и Куринский пехотные полки. Командиры полков были отмечены орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом - высокой боевой наградой, а 150 воинов нижних чинов, отличившихся в бою, были удостоены солдатских Георгиевских крестов. Для всех участников штурма было отчеканено 12,5 тысяч серебряных медалей с надписью «За взятие штурмом Ахульго 22 августа 1839 года», которая носилась на Георгиевской черно-оранжевой ленте.

С 1846 года в операциях на Кавказе наступил решительный перелом. Отличаясь выдающимися административными способностями, М.С. Воронцов в совершенстве применил ермоловскую систему. В 1846 году закончился неудачей прорыв войск Шамиля в Кабарду, в 1848 году ими был потерян Гергебиль, считавшийся неприступной крепостью, в 1849 году горцы потерпели поражение в районе Темир-Хан-Шуры (Буйнакска) при попытке прорыва в Кахетию. В начале 50-х гг. XIX в. замирение Кавказа шло быстрыми темпами. В 1850 году отряд князя Барятинского нанес сокрушительное поражение Шамилю у Шеляга в Дагестане.

В 1851 году был разгромлен наместник Шамиля на Северо-Западном Кавказе Мухаммед-Эмин. Эти неудачи окончательно подорвали авторитет Шамиля. Стремительно начал падать боевой дух горцев. Лишь Восточная война 1853 - 1856 гг. несколько отсрочила поражение Шамиля. Эти победы, одержанные благодаря мужеству и героизму российских солдат и офицеров, а также мудрости возглавивших Кавказскую армию генералов, знаменовали собой перелом в пользу русского оружия, переход к третьему (с середины 50-х годов до 1864 года), заключительному периоду Кавказской войны - окончательному замирению края.

В 1856 году командиром Кавказского корпуса и наместником его императорского величества на Кавказе был назначен сорокалетний генерал Александр Иванович Барятинский. Ему предстояло нанести решающий удар из Чечни по южному Дагестану. Взяв аул Ведено, он выгнал Шамиля, которому ничего не оставалось делать, как забраться в непреступную крепость Гуниб и там ждать своего часа.

Взятие Гуниба - беспримерный подвиг русских солдат. Войскам следовало подняться из пропасти и выбить защитников, пребывающих в более удобном положении, нежели штурмующие. И все же Гуниб был взят, а Шамиль лично пленен князем Барятинским.

Короткие и чеканные фразы приказа князя А.И. Барятинского: «Шамиль взят. Поздравляю Кавказскую армию!» яркой вспышкой озаряют историю заключительного этапа Кавказской войны.

Вот так благодаря мужеству и героизму российских солдат и офицеров, чьи имена навсегда вписаны в военную летопись России, удалось в конечном итоге переломить ход Кавказской войны в пользу Русской армии.

Сегодня можно встретить множество оценок Кавказской войны. Некоторые из них не только противоречат исторической истине, но и оскорбляют честь и достоинство российских солдат и офицеров.

В противовес им звучит оценка этой войны, данная русским историком А. Керсновским: «Нам должна быть бесконечно дорога каждая капля русской крови, пролитая здесь, между тремя морями. И должна быть священной память всех вождей, командиров и рядовых бойцов, не давших угаснуть русскому духу.

Маленькая часть большой русской армии, заброшенная на далекую окраину империи, свершила здесь великие дела. Горсть русских офицеров и русских солдат показала здесь, на что способен русский офицер, что может сделать русский солдат».

Герои Плавны, Шипки, Ловчи, Шейново

В начале последней четверти XIX века в связи с борьбой балканских народов за освобождение от турецкого владычества и наметившимся распадом Османской империи резко обострились противоречия между основными европейскими державами в «восточном вопросе», основным содержанием которого было столкновение интересов Англии, Австро-Венгрии, Пруссии, России и Италии при разделе турецких владений, и в первую очередь на Балканском полуострове.

В 60 - 70-х гг. XIX века в Болгарии и Сербии вспыхнули национально-освободительные восстания, которые были с неслыханной жестокостью подавлены турецкими поработителями. Россия издавна покровительствовала национальному балканскому движению, рассматривая его как союзника в борьбе с Турцией и Австро-Венгрией. Русский народ горячо сочувствовал самоотверженной борьбе братьев-славян. В крупных городах России начали создаваться «славянские комитеты», возглавившие кампанию в помощь народам Балкан в борьбе против Турции. Свыше 5 тысяч русских добровольцев были отправлены в Сербию. На Балканы посылались оружие, обмундирование, медикаменты, купленные на пожертвованные деньги.

Результатом обострения противоречий между Россией и Турцией, а также ожесточенной борьбы крупных европейских государств за укрепление влияния на Балканах и Ближнем Востоке явилась русско-турецкая война 1877 -1878 гг.

В жестоких изнурительных сражениях, происходивших на балканской земле, легендарной славой покрыли себя русские солдаты в ходе трех штурмов 8, 18 и 30 августа 1877 года и долгой осады сильно укрепленной турками крепости Плевна (Плевен), во время героической обороны Шипки, в бою за Ловчу 22 августа 1877 года, в сражении у Шейново 27-28 декабря 1877 года. В боях крепло боевое содружество русских солдат с болгарскими ополченцами.

Сражаясь с превосходящими силами противника под Плевной, русские воины не отдали без боя ни пяди земли, не оставили врагу ни единого знамени, ни единого орудия, ни одного раненого на поле боя.

Так, в ходе второго штурма города в районе Зелени-Гори проявились храбрость и полководческое искусство генерала М.Д. Скобелева. Он часто сам бросался в бой. Под ним были убиты два коня. Там, где появлялся Скобелев, неприятелю приходилось туго. «Акпаша» - «генерал в белом» так называли его в штабе Османа-паши.

О самоотверженности русских воинов можно судить по подвигу артиллериста поручика Нагеля. В бою у сел Пелишат и Згапьовец, отражая наступление турецких войск, он был ранен снарядом в ногу, но остался на своем посту, продолжая управлять огнем четырех орудий. Воодушевленные его поступком, русские артиллеристы картечью отбили атаку турецкой пехоты. За свой подвиг поручик Нагель был удостоен самой высокой награды - Георгиевского креста за храбрость.

В ходе третьего штурма Плевны, при обороне ранее захваченного турецкого редута «Иссаага» героический поступок совершил командир роты 61-го Владимирского пехотного полка майор Горталов, которого генерал М.Д. Скобелев назначил комендантом этого редута. Для него приказ оборонять редут до последней капли крови стал законом. Сражаясь с полчищами турок, нахлынувшими на редут, и с беспредельной храбростью защищая честь русского офицера, Горталов погиб смертью героя. В бешеной злобе пять турецких аскеров подняли его на штыки. Последними словами храброго офицера перед смертью были: «Моя честь является залогом того, что я не оставлю редута».

Шипка - еще один бессмертный памятник беззаветной борьбы русских солдат, пришедших на помощь братьям-славянам, которые в исключительно трудных условиях проявили чудеса беспримерной стойкости, храбрости и героизма, сотни раз отбивая атаки орд Сулеймана-паши.

В первый же день боя защитники Шипки попали в тяжелое положение. Все дороги, ведущие к перевалу, оказались под сильным огнем неприятельских войск. Подвоз горячей пищи прекратился. Солдаты довольствовались лишь сухарями. Остро ощущался недостаток воды, так как единственный источник водоснабжения - ручей, протекавший у восточной окраины горы, оказался под прицельным обстрелом турецкой пехоты. Но это не снизило высокого боевого духа защитников перевала. Русские и болгарские воины в тяжелых условиях мужественно вели неравный бой с врагом. Об этом эпизоде боев на Шипке русский военный корреспондент В.И. Немирович-Данченко писал: «Ни у кого даже и сухарей не было... Воды у целого отряда ни капли. В страшной резне прошел полдень. Путь к источнику воды простреливался турками. Немногим смельчакам удавалось добраться до него и вернуться живыми. Возле источника были навалены груды тел».

Турки так и не смогли добиться успеха ни на одном из участков обороны Шипкинского отряда. Не считаясь с потерями, Сулейман-паша бросал в бой все новые и новые части. Но под палящими лучами солнца, с пересохшими от жажды губами защитники Шипки отбивали одну за другой атаки врага. Когда у героев Шипки вышли из строя ружья, кончились патроны, в ход пошли бревна и камни. Солдаты бросали их с кручи на лезущих турок. Подступы к Шипке были усеяны трупами турецких солдат. Бойцы и офицеры проявляли массовый героизм. В один из моментов боя турецкая цепь показалась в тылу защитников перевала. Часть 2-го батальона Брянского полка, находившаяся здесь, невзирая на губительный огонь противника, бросилась в штыки и обратила его в бегство. Особенно отличилась смелыми и решительными действиями 2-я стрелковая рота капитана Никифорова, которая в течение дня отбила все атаки турецкой пехоты, понеся при этом незначительные потери. Никифоров умело руководил обороной. Роту он держал в укрытии до приближения турок. Когда те подходили на близкое расстояние, поднимал солдат и несколькими залпами обращал противника в бегство, а затем снова отводил роту в укрытие.

С наступлением зимы положение защитников Шипки еще более ухудшилось. От мороза и вьюги негде было укрыться, но, несмотря на столь тяжелые условия, солдаты самоотверженно защищали Шипкинский проход.

В ходе кампании отличились и моряки. Так, два русских моряка Федор Васильевич Дубасов (будущий адмирал и московский генерал-губернатор) и Александр Павлович Шестаков (будущий контр-адмирал) с горсткой матросов в ночь на 14 мая 1877 года на четырех небольших катерах «Царевич», «Ксения», «Джигит» и «Царевна» незаметно подкрались к турецкой флотилии и неожиданно атаковали корабли береговой охраны противника на Дунае. Под шквальным орудийным и ружейным огнем неприятеля русские катера ударили специальными шестами, оснащенными минами, в борт турецкого корабля. Через несколько минут краса и гордость турецкой флотилии - самый большой и современный вражеский броненосец «Хивзиль-Рахман» затонул.

Затем под непрекращающимся вражеским огнем лейтенант Дуба- сов, мичманы Персин и Баль подплыли на трех катерах к тонущему турецкому броненосцу и сняли с него флаг.
О подвиге отчаянных моряков говорили тогда не только в России, но и далеко за рубежом. Портреты моряков-офицеров продавали на улицах, в их честь сочинили марш, который так и назывался - «Дубасов и Шестаков». Успех дерзкой операции стал первой крупной победой Русского флота в этой войне. С нее началось уничтожение турецкой флотилии на Дунае, после чего переход через реку для Русской армии был открыт.

Император Александр II наградил Дубасова и Шестакова первыми Георгиевскими крестами 4-й степени той военной кампании. Не были обделены наградами и остальные участники операции. В телеграмме государя императора говорилось: «Сердце мое радуется за наших молодцов-моряков!»

Верность Боевому Знамени - еще одна из отличительных черт русского солдата.

Так, во время атаки турецкого редута у Горного Дубняка в 1877 году знаменосцем 4-го батальона Павловского полка шел унтер-офицер Митрофан Иванов. В самом разгаре битвы он был смертельно ранен. Ассистенты, заметив, что он покачнулся, бросились поддерживать знамя; но Иванов, сказав, что он еще жив, сам понес святыню вперед. От потери крови он слабел с каждым шагом, но под градом пуль неуклонно шел вперед, продолжая отказываться от содействия ассистента. «Я еще не умер, братец, - говорил Иванов, - как умру, понесешь знамя ты; видишь, как я хожу». Желая показать это, он, спотыкаясь и приостанавливаясь, продолжал свой путь. Недалеко от редута батальон остановился, и тут силы уже совсем оставили верного знаменщика. «Возьми святыню!» - сказал Иванов своему ассистенту и замертво упал на землю. Несмотря на боль от раны, ассистент поднял перебитое знамя и понес святыню дальше в бой. Воодушевленные этим поступком русские воины возобновили атаку, и турецкий редут был взят.

Участие России в событиях на Балканах привело к освобождению славянских народов от многовекового гнета султанской Турции.

Одной из самых значительных дат истории в Болгарии считают 1878 год - год освобождения от 500-летнего османского владычества, когда Русская армия разгромила турецкую. Почти в каждом болгарском городе есть улица, названная в честь Александра II - царя-освободителя, а русских солдат чтут как национальных героев.

В память о русских воинах, павших в боях с турецкими поработителями, в центре древнего болгарского города Плевны стоит величественный мавзолей русским воинам. На одной из его плит высечены такие слова: «Они отдали самое дорогое - свою жизнь за наивысшее благо болгарского народа - за его свободу».

Методические рекомендации

Во вступительном слове, подчеркивая актуальность темы занятия, необходимо отметить, что на Кавказе и Балканах особо проявились и приумножились такие качества русского солдата, как мужество, героизм, верность воинскому долгу, выносливость, взаимная выручка, готовность к самопожертвованию, которые являются примером для подражания, их необходимо и сегодня воспитывать у воинов.

При раскрытии учебных вопросов, отражая ход боевых действий, необходимо сопроводить рассказ примерами мужества и героизма русских воинов.
Занятие пройдет намного интереснее, если рассказ сопроводить показом фрагментов художественных и документальных фильмов, фотографий, репродукций картин великого русского художника-баталиста В. В. Верещагина, чтением отрывков из произведений М.Ю. Лермонтова и Л.Н. Толстого, отражающих стойкость русских солдат в ходе боевых действий на Балканах и Кавказе.

В заключение занятия, сделав краткие выводы, необходимо отметить, что населенные пункты Архипо-Осиповка и Слепцовская, получившие название в честь русского солдата и русского генерала, напоминают нам о кровавой истории того периода Кавказской войны, о мужестве и стойкости ее солдат и офицеров, которые погибли, но не уронили чести и славы русского оружия.

Рекомендуемая литература:

1. Военно-исторический атлас России. - М., 2006.

2. Всемирная история войн. - Минск: «Харвест», 2004.

3. Пивень О., Героизм и стойкость русских солдат в боевых действиях на Балканах и Кавказе// Ориентир. - 2008. - №7.

4. На службе Отечеству: Об истории Российского государства и его Вооруженных Силах, традициях, морально-психологических и правовых основах военной службы. Книга для чтения по общественно-государственной подготовке солдат, сержантов Вооруженных Сил Российской Федерации/ Под ред. В.А. Золотарева, В.В. Марущенко. - М., 1999. - с. 96 -97.

Подполковник Дмитрий Самосват.
Подполковник запаса Алексей Куршев, кандидат педагогических наук

«Ориентир» 08.2011

Теги: огп