Международное законодательство о правовом положении участников боевых действий и миротворческих операций

На современном этапе военного строительства Вооруженные Силы испытывают острую потребность в качественно подготовленных военнослужащих, которые знают и умеют соблюдать нормы международного гуманитарного права, что является неотъемлемой составной частью их воинского профессионализма.

Международное гуманитарное право (МГП) о статусе участников боевых действий

Правовое положение сторон в ходе ведения боевых действий, в войне или вооруженном конфликте во многом определяется международным гуманитарным правом, которое иногда называется правом вооруженных конфликтов или правом войны. При этом в задачи МГП не входят ни выяснение причин возникновения вооруженного конфликта, ни определение виновников в его возникновении.

Основная цель МГП - облегчить, насколько это возможно, бедствия и лишения, приносимые боевыми действиями. Кроме того, оно ограничивает право воюющих сторон выбирать способы и средства ведения боевых действий.

В ходе вооруженного конфликта МГП представляет международную правовую защиту некоторым категориям военнослужащих, а также обязывает государства, вовлеченные в конфликт, предоставлять защиту противнику оказавшемуся в их власти по причине ранения, болезни, кораблекрушения или пленения, а также гражданскому населению, не принимающему непосредственного участия в конфликте.

МГП предоставляет международную правовую защиту опасным объектам (атомным электростанциям, дамбам, плотинам), объектам, являющимся духовным и культурным наследием народов (церквям, мечетям, храмам, музеям, памятникам старины), и объектам, не имеющим военного значения, а также иному имуществу.

В настоящее время МГП насчитывает несколько десятков международных договоров, наиболее известными из которых являются Женевские конвенции 1949 года и два дополнительных протокола к ним 1977 года.

Российская Федерация ратифицировала практически все международные договоры МГП. Тем самым наше государство взяло на себя обязательство при любых обстоятельствах выполнять их нормы, а также готовить Вооруженных Силы к выполнению боевых задач с учетом норм МГП.

Боевые действия ведутся группами людей, объединенных общими целями, задачами в вооруженные формирования. Поэтому одно из ключевых понятий МГП - вооруженные силы.

Ответственность лиц, которым подчиняются вооруженные формирования, и дисциплина являются базовыми признаками, определяющими вооруженные силы как объект МГП. «Начальник, допускающий грабеж, насилие над жителями и пленными, кладет самые пагубные основы нравственного разложения войск и залог их верного поражения неприятелем» - так охарактеризовал взаимосвязь дисциплины и ответственности командира великий русский полководец генерал от инфантерии М.Д. Скобелев.

В Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом «Об обороне» к решению задач обороны страны привлекаются Вооруженные Силы Российской Федерации, Пограничные войска ФСБ РФ, Внутренние войска МВД РФ, а также ряд других войск, вооруженных формирований и органов Российской Федерации. Военнослужащие из состава указанных сил, за исключением личного состава медицинской службы, являются, с точки зрения МГП, воюющими (комбатантами).

Кроме того, в состав вооруженных сил может входить военно-духовный персонал. Но военные священники, капелланы, комбатантами не являются.

Таким образом, с точки зрения МГП, в состав вооруженных сил могут входить комбатанты и не-комбатанты.

Комбатанты имеют право применять силу (оружие, вооружение боевых машин или иные средства поражения) против комбатантов противника, а также против его военных объектов. Комбатантов называют законными участниками боевых действий, так как в условиях вооруженного конфликта за убийство противника или уничтожение его имущества, являющегося военным объектом, комбатант не может быть привлечен к ответственности.

Комбатанты обязаны в ходе боевых действий соблюдать нормы МГП и отличать себя от гражданского населения. Как правило, военнослужащие регулярных вооруженных сил отличают себя ношением военной формы одежды и знаков установленного образца.

Оказавшись во власти противника, комбатанты получают статус военнопленного и находятся под защитой МГП. Статус военнопленного, кроме комбатантов, могут получить лица, прикомандированные к вооруженным силам, но не входящие в их штатный состав (например, гражданские члены экипажей военных летательных аппаратов) и гражданские лица, проживающие на неокупированной территории, если при приближении неприятельских войск они стихийно взялись за оружие для оказания вооруженного сопротивления.

Военный плен не является наказанием, а применяется сторонами, находящимися в состоянии международного вооруженного конфликта как вынужденная мера, направленная на недопущение возвращения «в строй» захваченного противника. Говоря о военном плене, необходимо подчеркнуть то, что военнопленные находятся не во власти пленивших их военнослужащих противника или их непосредственных начальников, а во власти государства.

Исторически в России, как и в других государствах, добровольная сдача в плен из-за трусости или малодушия расценивалась как поступок, порочащий честь воина. В то же время в плену можно оказаться по различным причинам, например, в результате ранения, кораблекрушения или эвакуации из летательного аппарата, получившего боевые повреждения. Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации допускает возможность захвата военнослужащего в плен, если он оказывается в отрыве от своих войск и исчерпывает все средства и способы сопротивления или же находится в беспомощном состоянии вследствие тяжелого ранения или контузии. Федеральным законом «О статусе военнослужащих» за военнослужащими, захваченными в плен, сохраняет статус военнослужащего.

Военнослужащие должны знать свои права и обязанности при нахождении в плену, которые в большей части определены в Женевской конвенции, принятой 12 августа 1949 г., об обращении с военнопленными.

Так, например, каждый военнопленный при допросе обязан сообщить свои фамилию, имя, звание, дату рождения и личный номер, за неимением последнего -любую равноценную информацию.

На первый взгляд, данное положение МГП исключает один из способов ведения разведки. Испокон веков, как в Русской армии, так и в любой другой армии мира, для получения информации о противнике, его положении и характере действий брали «языка». На первый взгляд требования МГП делает такой способ получения разведывательных данных просто невозможным. Однако не стоит забывать, что между выражениями «обязан сообщить» и «может сообщить» существует разница.

Военнопленный вправе отвечать на любые заданные вопросы. Это его право. Но физические и моральные пытки, а также иные меры принуждения, направленные на получение необходимой информации, запрещены.

Очень часто поднимается вопрос о соблюдении норм МГП в отношении захваченного противника в условиях, когда противоборствующая сторона эти нормы не выполняет. Ответ однозначен: нормы МГП соблюдаются независимо от того, придерживается их противник или нет. Значимым является лишь ратификация международных договоров нашим государством.

В этом отношении очень интересен опыт Великой Отечественной войны. По состоянию на 22 июня 1941 года Советский Союз не признавал положений МГП, касающихся военнопленных. Основываясь на этом, фашистское руководство заявило о том, что в отношении советских военнопленных нормы МГП соблюдаться не будут, что является серьезным нарушением международного гуманитарного права. С другой стороны, советское правительство в своем заявлении подтвердило свою готовность к соблюдению соответствующих положений в отношении немецких военнопленных, что соблюдалось государством вплоть до их репатриации.

Кроме того, необходимо учитывать то, что нарушение норм МГП комбатантами противника не лишает их права считаться военнопленными и пользоваться правом на международную правовую защиту при попадании в плен. Лишение статуса военнопленного возможно лишь в результате судебного разбирательства, когда захваченный комбатант противника несет уголовную ответственность за нарушение норм МГП.

История войн и военного искусства показывает, что в ряде случаев в ходе ведения боевых действий возможно вступление с противником в невраждебные контакты. Для установления таких контактов часто используются парламентеры.

В отличие от комбатантов входящие в состав вооруженных сил лица, относящиеся к медицинскому и духовному персоналу, попав во власть неприятеля не имеют статуса военнопленных.

Лица из состава военно-медицинской и духовной служб вооруженных сил отвечают за оказание помощи жертвам вооруженных конфликтов (раненым, больным, гражданскому населению) и не принимают непосредственного участия в боевых действиях. Именно поэтому они не считаются комбатантами.

Военно-медицинский персонал имеет право на самозащиту, а также защиту лиц, находящихся на их попечении. С этой целью им разрешено носить, а при необходимости и применять личное оружие.

Для опознавания медицинский персонал должен носить на левой руке нарукавную повязку с изображением красного креста (или красного полумесяца, или красного кристалла) на белом фоне, а также иметь удостоверение, подтверждающее их статус. Такие же повязки могут носить лица, входящие в состав духовной службы.

Необходимо обратить внимание на то, что военно-медицинский персонал может быть постоянным и временным. К постоянному персоналу относятся военнослужащие и гражданские лица, состоящие в штате структурных подразделений военно-медицинской службы. Временный военно-медицинский персонал - личный состав, выделенный из состава комбатантов, специально обученный и назначенный для действий в качестве вспомогательного персонала для розыска, подбирания, перевозки или лечения раненых и больных на определенный промежуток времени. При выполнении обязанностей временного медицинского персонала личный состав, например, мотострелкового подразделения должен отличать себя ношением соответствующей нарукавной повязки и действовать в соответствии с обязанностями постоянного военно-медицинского персонала.

Лица из состава временного военно-медицинского персонала, оказавшись во власти противника, будут иметь статус военнопленных. При возникновении необходимости указанные лица будут использоваться для выполнения задач медицинского обеспечения.

Нападение на персонал военно-медицинской и духовной служб, а также на технику и иные объекты военно-медицинской (или духовной) службы запрещается, если их действия не противоречат их правовому положению.

Помимо законных участников боевых действий МГП рассматривает две категории незаконных участников. К ним прежде всего относятся наемники и шпионы. Не являясь комбатантами они, оказавшись во власти противника, не имеют права на статус военнопленного и могут быть наказаны за свои действия. Но наказание может быть назначено им только по решению компетентного судебного органа при соблюдении соответствующих судебных процедур.

При рассмотрении категорий лиц, находящихся в районе ведения боевых действий, необходимо обратить внимание на персонал, в задачи которого входит облегчение последствий военных действий. Прежде всего персонал, отвечающий за защиту культурных ценностей, персонал гражданской обороны и персонал, участвующий в гуманитарных операциях.

Одной из задач МГП в ходе вооруженного конфликта является сохранение исторических памятников, произведений искусства, мест отправления культа и иных объектов, составляющих культурное или духовное наследие народов, например, музеи, хранилища произведений искусств, церкви, мечети, коллекции книг, библиотеки и т.п.

Для охраны таких объектов в период вооруженного конфликта может выделяться специальный персонал, отвечающий за защиту культурных ценностей. Такому персоналу, оказавшемуся во власти противника, должна быть предоставлена возможность продолжать выполнение своих задач. Лица, назначенные для защиты культурных ценностей, должны отличать себя ношением соответствующих опознавательных знаков (эмблем), иметь удостоверение личности установленного образца и могут быть вооружены.

Персонал гражданской обороны занимается решением гуманитарных задач, направленных на то, чтобы защитить гражданское население от опасностей и помочь ему устранить непосредственные последствия боевых действий, а также создать условия для выживания гражданского населения.

Невоенные организации гражданской обороны находятся под защитой МГП. Персонал таких организаций должен отличать себя соответствующими отличительными знаками, а на оккупированной территории и в районе боевых действий иметь соответствующее удостоверение личности.

Задачи гражданской обороны могут выполнять и специально назначенные подразделения, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте. Для этого должен быть выполнен ряд условий. Например, такое подразделение на протяжении всего конфликта должно выполнять только гуманитарные задачи и не принимать участия в боевых действиях; должно быть вооружено только личным оружием, которое может использоваться только для поддержания порядка и для самообороны; личный состав и военная техника должны отличаться от комбатантов и военных объектов. Все лица, входящие в состав вооруженных сил и прикомандированные к организациям гражданской обороны, находятся под защитой МГП и, оказавшись во власти противника, считаются военнопленными.

Если в зоне вооруженного конфликта неучаствующее в вооруженном противоборстве гражданское население недостаточно обеспечено запасами, необходимыми для выживания, с согласия заинтересованных сторон могут проводиться операции по оказанию гуманитарной помощи. Персонал, участвующий в гуманитарных операциях, находится под защитой МГП. Если сторона в конфликте дала согласие на проведение на контролируемой ей территории таких операций, то она должна максимально содействовать персоналу, оказывающему гуманитарную помощь.

Таким образом, целый ряд категорий лиц, находящихся в районе ведения боевых действий (районе вооруженного конфликта), как входящих в состав вооруженных сил, так и не входящих, находится под международной правовой защитой, защитой международного гуманитарного права.

Документы, регламентирующие деятельность Вооруженных Сил РФ в области МГП

Сегодня нормативная база Министерства обороны Российской Федерации включает в себя ряд приказов министра обороны, положения документов, регламентирующих боевое применение соединений, воинских частей и подразделений видов и родов войск, а также боевую их подготовку, основывающихся на федеральном законодательстве в области обороны.

Так, например, в статье 3 Федерального закона «Об обороне» указывается, что «законодательство Российской Федерации в области обороны основывается на Конституции Российской Федерации, международных договорах Российской Федерации...», а в статье 26 Федерального закона «О статусе военнослужащих» при раскрытии общих обязанностей устанавливается, что защита государственного суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации обязывает военнослужащих соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.

Одним из базовых документов в области МГП в Вооруженных Силах является приказ министра обороны № 75 от 16 февраля 1990 г. «Об объявлении Женевских конвенций о защите жертв войны от 12 августа 1949 года и дополнительных протоколах к ним». Этот приказ не только объявляет для руководства основные документы МГП, но также требует от должностных лиц Министерства обороны обеспечить изучение Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним в подчиненных войсках (силах), а также учитывать международные правовые обязательства государства в области МГП при проведении мероприятий подготовки Вооруженных Сил и разработке нормативных актов Министерства обороны. Кроме того, приказ № 75 вводит в действие Руководство по применению Вооруженными Силами норм МГП.

Следующим приказом в области МГП является приказ министра обороны Российской Федерации № 360 от 8 августа 2001 г. «О мерах по соблюдению норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Российской Федерации».

Одновременно с подписанием приказа № 360 в 2001 году министром обороны Российской Федерации было утверждено «Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации». Данный документ разработан в целях изучения и соблюдения командирами и штабами тактического звена, а также всеми военнослужащими норм МГП при подготовке и входе боевых действий. Отличительной чертой Наставления является то, что его текст, основанный на текстах Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним, был адаптирован к стилю документов Вооруженных Сил, прежде всего к стилю боевых уставов.

Что касается самих уставов, то по состоянию на 1 января 2006 года многие положения МГП нашли свое отражение в ряде документов, регламентирующих повседневную деятельность, подготовку и ведение боевых действий войсками.

Важнейшим документом для организации повседневной деятельности войск являются общевоинские уставы. В настоящее время в статье 19 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, в общих обязанностях военнослужащих указывается, что «военнослужащий обязан знать и неукоснительно соблюдать международные правила ведения боевых действий, обращения с ранеными, больными, лицами, потерпевшими кораблекрушение, и гражданским населением в районе боевых действий, а также с военнопленными». В проекте Устава внутренней службы, проходящем сегодня согласование, данные положения расширены и уточнены.

В отечественной военной истории первое упоминание законов и обычаев войны датируется 1716 годом, когда в разработанном под руководством Петра I «Уставе воинском» в артикулах 104 и 105 говорилось о правилах обращения с гражданским населением и служителями культа, а также о защите церквей, школ и госпиталей от последствий военных действий.

Сегодня, кроме Устава внутренней службы, положения МГП включены в ряд уставных документов, регламентирующих подготовку и ведение боевых действий. Особенно важно то, что общие обязанности военнослужащих по соблюдению норм МГП и обязанности командиров и начальников по обеспечению соблюдения норм и гуманитарных принципов включены в уставные документы Сухопутных войск - Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя, части которого утверждены министром обороны Российской Федерации и главнокомандующим Сухопутными войсками в 2002 - 2005 годах, а также в уставные документы частей и подразделений видов и родов войск.

В целях изучения норм МГП в ходе боевой учебы войск вопросы права вооруженных конфликтов включены в программы подготовки различных категорий военнослужащих, программы боевой подготовки подразделений видов и родов войск Вооруженных Сил Российской Федерации. Так, например, вопросы обращения с гражданскими лицами, порядок действий с военнопленными вынесены в качестве учебных вопросов в программы боевой подготовки мотострелковых и танковых подразделений, подразделений морской пехоты. Вопросы МГП ежегодно включаются в учебные планы и программы по общественно-государственной подготовке.

Рекомендуемая литература:

1. Корякин В., Колясников А. Учет норм международного гуманитарного права при организации и ведении боевых действий // Ориентир. - 2005. - № 12.

2. Руководство по применению Вооруженными Силами норм международного гуманитарного права (приложение к приказу министра обороны 1990 года № 75).

3. Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации (Москва, 12-я Центральная типография МО РФ, 2002 год).

4. Женевские конвенции от 12 августа 1949 года и дополнительные протоколы к ним (Москва, Международный Комитет Красного Креста, 2005 год / приложения к приказу министра обороны 1990 года № 75).

Полковник запаса
Олег Бондаренко

«Ориентир» 2007.1

Теги: огп