Полководцы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

Творцом победы в Великой Отечественной войне являлся советский народ. Но для реализации его усилий, для защиты Отечества на полях сражений требовался высокий уровень военного искусства Вооруженных Сил, который поддерживался полководческим талантом военачальников.

Отличительные профессиональные качества полководцев Великой Победы

Биографии полководцев, военачальников яркой строкой вписаны в летопись многих народов мира. Отечественная история сохранила имена таких выдающихся полководцев и флотоводцев, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Александр Суворов, Михаил Кутузов, Федор Ушаков, Павел Нахимов и другие.

Полководец - это военный деятель или военачальник, непосредственно руководящий вооруженными силами государства или стратегическими, оперативно-стратегическими объединениями (фронтами) во время войны и добившийся высоких результатов в искусстве подготовки и ведения военных действий.

В военной литературе существуют различные мнения по поводу личных качеств полководца. Все они сходятся на том, что он должен обладать талантом. Уместно будет сослаться на мнение известного немецкого военного теоретика Шлиффена, который в своем труде «Полководец» писал, что «нахождение у руководства войсками даже в масштабе государства той или иной высокопоставленной личности не делает ее полководцем, ибо полководцем нельзя быть назначенным, для этого надо обладать соответствующим природным дарованием, талантом, знанием, опытом, личными качествами».

В Военной энциклопедии (2002 г.) говорится, что к полководцам относят лиц, обладающих военным талантом, творческим мышлением, способностью предвидеть развитие военных событий, сильной волей и решительностью, боевым опытом, авторитетом, высокими организаторскими способностями. Эти качества позволяют военному деятелю своевременно и правильно оценивать складывающуюся обстановку и принимать наиболее целесообразные решения.

A.M. Василевский по поводу личных качеств полководцев писал: «Полагаю, что точка зрения нашей исторической литературы, согласно которой понятие «полководец» связывается с военачальниками оперативно-стратегического уровня, правильна. Верно и то, что к категориям полководцев следует относить тех военачальников, которые наиболее ярко проявили на полях сражений свое военное искусство и талант, мужество и волю к победе... Решающим мерилом успешной полководческой деятельности в годы войны, конечно, является искусство выполнять задачи фронтовых и армейских операций, наносить противнику серьезные поражения».

Фактом признания высоких полководческих качеств военачальников являются их особые награды Родины и высшие воинские отличия. Так, за выдающиеся успехи в организации и осуществлении вооруженной борьбы на фронтах Великой Отечественной войны высшим полководческим орденом «Победа» награждены И.В. Сталин (дважды), Г.К. Жуков (дважды), A.M. Василевский (дважды), К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, А.И. Антонов, Л.А. Говоров, Р.Я. Малиновский, К.А. Мерецков, С.К. Тимошенко, Ф.И. Толбухин. Почти все из них в годы войны стали Маршалами Советского Союза ( А.И. Антонов - генералом армии), а И.В. Сталину в 1945 году было присвоено высшее воинское звание генералиссимус Советского Союза.

Следует отметить, что далеко не все видные военачальники в годы Великой Отечественной войны справились со своими обязанностями, находясь на должностях командующих фронтами.

Суровая школа войны отобрала и закрепила к концу войны на должностях командующих фронтами 11 наиболее выдающихся полководцев. Из начинавших командовать фронтом в 1941 году окончили войну на этих же должностях Г.К. Жуков, И.С. Конев, К.А. Мерецков, А.И. Еременко и Р.Я. Малиновский.

Как показал опыт войны, командование войсками в оперативно-стратегическом масштабе в военное время было не по плечу даже крупным военачальникам. Оно оказалось под силу лишь обладавшим богатым боевым опытом, глубокими военными знаниями, высокими волевыми и организаторскими качествами.

К числу черт полководческого таланта следует отнести также и оперативно-стратегическое мышление. Оно наиболее сильно проявилось у таких наших полководцев, как Г.К. Жуков, А.И. Антонов, А.М. Василевский, 6.М. Шапошников, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, И.Д. Черняховский, Ф.И. Толбухин и др. Их мышление отличалось масштабностью, глубиной, перспективностью, гибкостью, реальностью и ясностью для ближайших лиц и войск, что позволяло им успешно руководить подчиненными штабами и войсками. Здесь был налицо сплав оперативного мышления, воли и практических действий.

Кроме И.В. Сталина, по существу, только Г.К. Жуков, A.M. Василевский, Б.М. Шапошников и А.И. Антонов систематически и в полном объеме занимались управлением Вооруженными Силами в стратегическом масштабе.

В годы Великой Отечественной войны И.В. Сталин являлся Председателем Государственного Комитета Обороны, Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами СССР, возглавлял Ставку ВГК. Как Верховного Главнокомандующего его отличали такие черты, как умение предвидеть развитие стратегической обстановки и охватывать во взаимосвязи военно-политические, экономические, социальные, идеологические и оборонные вопросы; способность выбрать наиболее рациональные способы стратегических действий;

соединение воедино усилий фронта и тыла; высокая требовательность и большие организаторские способности; строгость, твердость, жесткость управления и огромная воля к победе.

Многие государственные и военные деятели давали высокую оценку деятельности Сталина в годы войны. Г.К. Жуков, например, писал: «Надо сказать, что с назначением И. В. Сталина Председателем ГКО, Верховным Главнокомандующим и наркомом обороны... сразу почувствовалась его твердая рука».

С начала войны оперативно-стратегическая подготовка и стратегическое мышление И.В. Сталина, по мнению некоторых видных военачальников, оказались не вполне достаточными. Но благодаря его сильной воле и напряженной работе, большому опыту государственного руководства ему удалось к началу второго периода войны устранить этот пробел. A.M. Василевский, хорошо знавший Сталина, отмечал: «О Сталине как о военном руководителе в годы войны необходимо написать правду. Он не был военным человеком, но он обладал гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать военные решения».

Рядом со Сталиным всю войну трудились выдающиеся полководцы. Самой яркой личностью среди них был Г.К. Жуков. Будучи членом Ставки ВГК и заместителем ВГК, командуя около двух лет различными фронтами, он был разработчиком и руководителем важнейших операций.

Главные черты полководческого таланта Жукова - творчество, новаторство, умение принимать неожиданные для противника решения.

Его отличали также глубокий ум и проницательность. По словам итальянского военного теоретика Макиавелли, «ничто так не делает полководца великим, как умение проникать в замысел противника». Эта способность Жукова сыграла особенно важную роль при обороне Ленинграда и Москвы, когда при крайне ограниченных силах только за счет хорошей разведки, предвидения возможных направлений ударов противника ему удавалось собирать практически все имеющиеся средства и отражать удары противника.

Жукова также отличали тщательное планирование каждой операции, ее всесторонняя подготовка и твердость в проведении принятых решений. Воля и твердость Георгия Константиновича позволяли мобилизовывать все имеющиеся силы и средства войск и добиваться своих целей.

Другим выдающимся военачальником стратегического плана в Ставке ВГК являлся A.M. Василевский. Будучи во время войны начальником Генштаба на протяжении 34-х месяцев, A.M. Василевский только 12 месяцев был в Москве, в Генштабе, а 22 месяца находился на фронтах.

Для согласованной работы Ставки ВГК и успешного проведения важнейших стратегических операций большое значение имело то обстоятельство, что Г.К. Жуков и А.М. Василевский обладали развитым стратегическим мышлением, глубоким пониманием обстановки. Именно это обстоятельство привело к ее одинаковой оценке и выработке дальновидных и обоснованных решений по контрнаступательной операции под Сталинградом, к переходу к стратегической обороне на Курской дуге и в ряде других случаев.
Неоценимым качеством советских полководцев была их способность к разумному риску. Эта черта полководческого таланта отмечалась, например, у К.К. Рокоссовского. Одна из замечательных страниц полководческой деятельности К.К. Рокоссовского - Белорусская операция, в которой он командовал войсками 1 -го Белорусского фронта.

При выработке решения и планировании этой операции Рокоссовский проявил смелость и самостоятельность оперативного мышления, творческий подход к выполнению поставленной фронту задачи, твердость в отстаивании принятого решения.

По первоначальному плану операции Генштаба предусматривалось нанесение одного мощного удара. При докладе в Ставке 23 мая 1944 года Рокоссовский предложил наносить два примерно одинаковых по силе удара с целью окружения и уничтожения бобруйской группировки противника. Сталин с этим не согласился. Рокоссовскому дважды было предложено выйти, «хорошенько подумать» и вновь доложить свое решение. Командующий фронтом настоял на своем. Его поддержали Жуков и Василевский. Белорусская наступательная операция прошла успешно, были окружены и уничтожены в районе Бобруйска более пяти германских дивизий. Сталин вынужден был сказать: «Какой молодец!.. Настоял и добился своего...». Еще до окончания этой операции Рокоссовскому было присвоено маршальское звание.

Важной чертой полководческого таланта является интуиция, позволяющая добиться внезапности удара. Этим редким качеством обладал И.С. Конев. Некоторые зарубежные военные историки называют его «гением внезапности». Его полководческий талант наиболее убедительно и ярко проявился в наступательных операциях, в ходе которых было одержано много блестящих побед. При этом он всегда стремился не ввязываться в затяжные бои в больших городах и обходными маневрами вынуждал противника покинуть город. Это позволяло ему уменьшить потери своих войск, не допустить больших разрушений и жертв среди мирного населения.

Если И.С. Конев проявил лучшие свои полководческие качества в наступательных операциях, то А.И. Еременко - в оборонительных. A.M. Василевский отмечал, что «А.И. Еременко... показал себя настойчивым и решительным военачальником. Ярче и полнее проявил он себя, как полководец, безусловно, в период оборонительных операций». Хотя и в наступательных операциях он неизменно добивался успеха.

В подготовке и ведении этих операций для полководческого искусства Еременко характерно умение организовать разведку системы обороны противника, изыскание неординарных методов проведения артиллерийской и авиационной подготовки, тщательная подготовка войск к наступлению и творческая организация прорыва глубокоэшелонированной обороны противника.

Характерной чертой настоящего полководца является неординарность замысла и действий, уход от шаблона, военная хитрость, в чем преуспел великий полководец А.В. Суворов. В годы Великой Отечественной войны этими качествами отличался Р.Я. Малиновский. На протяжении почти всей войны примечательной особенностью его полководческого таланта было то, что он в замысел каждой операции закладывал какой-либо неожиданный для противника способ действий, умел целой системой хорошо продуманных мер ввести противника в заблуждение.

Известен случай, когда после марша и отражения первого удара противника в районе Громославки в танковых корпусах второго эшелона 2-й гвардейской армии было на исходе горючее. Малиновский принял решение, неожиданное не только для немцев, но и для своих командиров. Он приказал вывести танки этих корпусов из балок, других укрытий на хорошо просматриваемую местность, показав противнику, что армия еще располагает большой неиспользованной танковой мощью. Гитлеровское командование замешкалось, не решилось без перегруппировки войск продолжать атаки. В результате Малиновский выиграл крайне необходимое время для подвоза горючего и боеприпасов.

Характерными чертами полководческого таланта К.А. Мерецкова являлись исключительно тщательный подход к подготовке и всестороннему обеспечению операций, умелый выбор направлений главного удара с учетом условий местности и расположения противника, искусное сосредоточение войск и материально-технических средств на этих направлениях, смелый маневр с целью выхода во фланги и тыл противника. Мерецков смело шел на риск, умело и своевременно перебрасывал войска с одних участков на другие, более угрожаемые направления, создавал тактическое превосходство над противником.

Неотъемлемой частью его полководческой деятельности были высокая организованность, мужество, воля, кропотливая работа по формированию моральной стойкости войск. Как полководец, он был близок к личному составу, хорошо знал настроения солдат, считал личное воздействие на подчиненных непременным атрибутом управления войсками.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны проявились многие замечательные полководческие качества у наших военачальников, что позволило обеспечить превосходство их военного искусства над военным искусством гитлеровцев.

Полководческое искусство советских военачальников

Важнейшим источником победы советского народа в Великой Отечественной войне явилась несокрушимая мощь Вооруженных Сил, которые выдержали тяжелейшее испытание в единоборстве с гитлеровской армией и превзошли ее. В первый период войны советские войска были вынуждены отступать в глубь страны под воздействием численно превосходящего противника, имевшего перевес и в боевой технике. Тем не менее, наши войска защищали Родину с величайшей самоотверженностью и своей стойкостью и мужеством сорвали стратегические планы врага.

К зиме 1941 -1942 годов гитлеровский план «молниеносной» войны был похоронен. Осенью 1942 года установилось равновесие в силах и средствах, затем выявилось явное превосходство советских Вооруженных Сил. Стратегическая инициатива полностью перешла в их руки, вплоть до окончательного разгрома гитлеровской армии.

Многие боевые операции, осуществленные советскими войсками, беспримерны в истории военного искусства как по своему мастерству, так и по результатам. По масштабу и искусству они превзошли военные походы знаменитых полководцев древности и все выдающиеся события из истории войн, предшествовавших Великой Отечественной войне. Навсегда останутся в памяти человечества победы советских воинов над вермахтом в великих битвах под Москвой и Сталинградом, под Курском и Белгородом, на Днепре и Немане, под Будапештом и Веной, на Висле и Одере и в заключительной Берлинской наступательной операции.

Важнейшим аргументом превосходства военного искусства советских полководцев является победа в войне, капитуляция нацистской Германии. Полный разгром гитлеровской военной машины - убедительнейшее тому подтверждение.

Наши полководцы и военачальники союзных нам армий разбили сильнейшую гитлеровскую армию, завоевавшую до этого всю Западную и значительную часть Восточной Европы. Они ниспровергли каноны, казалось, непобедимой немецкой военной школы.

Наши военачальники никогда не принижали уровень военного искусства и подготовленность армии Германии, они видели ее сильные стороны, особенно после быстрого разгрома ряда западноевропейских армий. К таковым относили: способность дезинформации противника и достижение внезапности; упреждение противника в стратегическом развертывании; массированное применение ВВС для завоевания господства в воздухе; широкое маневрирование силами и средствами; четкое взаимодействие между сухопутными войсками и авиацией; умелое использование образовавшейся бреши в оперативном и боевом построении войск противника и др.

И, тем не менее, на советско-германском фронте боевые действия с самого начала гитлеровской агрессии стали развиваться не по сценарию вермахта.

Миф о непобедимости нацистской армии был сокрушен уже в 1941 году под Москвой, за что свыше 30 фельдмаршалов, генералов и высших офицеров вермахта были отстранены от должности.

Г.К. Жуков по этому поводу отмечал: «Говоря о том, как немцы проиграли войну, мы сейчас часто повторяем, что дело не в ошибках Гитлера, дело в ошибках немецкого генерального штаба. Но надо добавить, что Гитлер своими ошибками помогал ошибаться немецкому генеральному штабу, что он часто мешал принимать генштабу более продуманные, более верные решения. И когда в 1941 году, после разгрома немцев, под Москвой, он снял Браухича, Бока, целый ряд других командующих и сам возглавил немецкие сухопутные силы, он, несомненно, оказал нам этим серьезную услугу. После этого и немецкий генеральный штаб, и немецкие командующие группами армий оказались связанными в гораздо большей мере, чем раньше».

Как отмечает ряд отечественных и зарубежных историков, многие ошибки гитлеровских генералов были предопределены той профессиональной системой отбора на высшие должности вермахта, которая существовала в те годы. Так, американский историк С. Митчем, рассматривая биографии германских фельдмаршалов, подчеркивает, что к моменту прихода Гитлера к власти ни один из фельдмаршалов не находился на действительной службе более 10 лет. В течение следующих 10 лет Гитлер присвоил чин фельдмаршала 25 высшим офицерам. 23 из них удостоились этого звания после капитуляции Франции в июне 1940 года.

Ряд высших чинов вермахта практически никогда не выезжали в войска, всю повседневную работу по управлению войсками поручали офицерам штаба, а поэтому положение дел там не всегда хорошо представляли. Из 19 фельдмаршалов к концу войны на действительной службе оставалось всего лишь два. «В целом, - делает заключение С. Митчем, - гитлеровские фельдмаршалы представляли собой плеяду на удивление посредственных военных деятелей. А уж гениями науки побеждать их и подавно не назовешь».

Это, по сути дела, признавало и ближайшее окружение Гитлера. Так, 16 марта 1945 года Геббельс в своем дневнике сделал такую запись: «Получается какая-то чертовщина: как бы мы тщательно ни разрабатывали последние операции, они не осуществляются. Причина этого в том, что с подбором кадров командной верхушки мы с русскими соперничать не можем».

Существенным аргументом в пользу превосходства советского военного искусства над немецким является и тот факт, что наши войска вели стратегическую оборону всего лишь около 12 месяцев, а наступательные операции - в течение 34 месяцев. Из 9 кампаний, проведенных в годы войны, 7 осуществлялись с наступательными целями. Наши полководцы и военачальники осуществили 51 стратегическую операцию, из них 35 наступательных. Было проведено около 250 фронтовых и около 1000 армейских операций. Все это говорит о том, что стратегическая инициатива на фронтах войны в основном находилась в руках советских военачальников, и они диктовали ход событий.

В этом плане примечателен ответ фельдмаршала Паулюса, когда на Нюрнбергском процессе адвокат Геринга пытался обвинить его в том, что он якобы, будучи в плену, преподавал в советской военной школе. Паулюс на это ответил: «Советская военная стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским и хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство - исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят вот здесь на скамье подсудимых».

Некоторые авторы при оценке военного искусства противоборствовавших в годы войны сторон некорректно используют, а часто сознательно искажают данные о потерях. Известно, что общие потери Советского Союза в войне составили 26,5 млн. человек, из них около 18 млн. - это мирное население, погибшее от бомбардировок и фашистских зверств на оккупированной территории.

Безвозвратные потери нацистской Германии составили 6,9 млн. человек. Кроме того, аналогичные потери ее союзников, воевавших в Европе против Советского Союза, превысили 1,7 млн. человек. Превышение безвозвратных потерь Советских Вооруженных Сил над соответствующими германскими потерями обусловлено фашистскими злодеяниями над советскими военнопленными. Из 4,5 млн. наших военнопленных и пропавших без вести после войны в страну возвратились только 2 млн. человек, остальные погибли в плену. В то же время из СССР подавляющее большинство из 2 млн. немецких военнопленных возвратились в Германию.

Эти факты показывают высокую нравственность советских военачальников. На Нюрнбергском процессе была убедительно доказана жестокость большинства военачальников вермахта как по отношению к населению оккупированных стран, военнопленным, так и к своим солдатам и офицерам. Например, Кейтель, Манштейн и Шернер подписывали приказы о массовых расстрелах. После войны Союз возвратившихся военнопленных предъявил некоторым гитлеровским генералам обвинение в массовых казнях тысяч немецких солдат.

Таким образом, полководческое искусство советских военачальников, доказавших свое превосходство непосредственно на полях сражений над военным искусством гитлеровских генералов, является важнейшим фактором победы и служит вдохновляющим примером для российского офицерского корпуса, для всех воинов.

Методические рекомендации

Во вступительном слове следует отметить актуальность темы в связи с 65-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне, подчеркнуть роль советских полководцев и военачальников в ее достижении, показать значение их военного искусства для современной Российской армии.

При рассмотрении первого вопроса, учитывая интересы слушателей, целесообразно на примере нескольких полководцев Великой Отечественной войны раскрыть черты полководческого таланта, показать их профессиональные и человеческие качества, повлиявшие на успех сражений.

В ходе раскрытия второго вопроса целесообразно на конкретных примерах и фактах продемонстрировать превосходство советской полководческой школы над гитлеровской, указать на преемственность военачальников и командиров Российской армии в развитии военной теории и практики.

В заключение занятия необходимо сделать краткие выводы, ответить на вопросы слушателей, дать рекомендации по подготовке к семинару.

Рекомендуемая литература:

1. Гареев М. Полководцы Победы и их военное наследие: Очерки о военном искусстве полководцев, завершивших Великую Отечественную войну. - М., 2004.

2. Полководцы Победы (55 лет Победы) // Ориентир. - 2000. -№№ 1-12.

3. Самосват О. Великие российские полководцы, флотоводцы и военачальники //Ориентир. - 2009. -№ 8.

4. Шишов А. Выдающиеся российские полководцы // Ориентир. - 2004. - № 3.

Виктор Стрельников,кандидат исторических наук, доцент.
Подполковник Дмитрий Самосват

«Ориентир» 06.2010

Теги: огп