Прохождение нижними чинами службы в Русской армии XVIII-XX веков

Комплектование армии нижними чинами

Комплектование армии – это совокупность мероприятий государства по удовлетворению ее потребностей в личном составе в мирное и военное время. Основными элементами системы комплектования являются: способы комплектования, призывной возраст, отбор и распределение призывных контингентов, принципы комплектования и сроки военной службы, количество призывов граждан на военную службу в год и возраст прибывающих в запасе.

Под способами комплектования понимаются порядок привлечения граждан на военную службу и основания возникновения военно-служебных отношений. Известны два основных способа комплектования: на основе обязательной (принудительной) воинской повинности (обязанности) граждан, которую они отбывают по призыву, и на добровольных началах - по найму, контракту или на основе добровольчества с идейной мотивацией. Возможно также сочетание этих способов или их элементов.

При создании Петром I регулярной армии в основу ее комплектования был положен принцип воинской повинности. Рекрутская система комплектования армии была введена указом 1699 года, в котором были определены лишь общие черты этой системы. Последующие указы, дополняя закон 1699 года, завершили оформление рекрутской системы, которая окончательно сложилась лишь к 1705 году, когда были выработаны единые основы комплектования полевых войск. При этом способе комплектования солдатский состав набирался из крестьян и других податных сословий, а офицерский - из дворян.

В зависимости от потребности армии рекрут набирали по одному человеку в возрасте 20 лет с каждых 20 - 50 дворов, а иногда и более, один или два раза в год, с обеспечением их на определенное время продуктами питания, одеждой, обувью и деньгами.

С 1722 года наборы стали проводить не только с коренного русского населения, но также с мордвы, черемисов и татар. С 1724 года раскладка рекрутов производилась не по домам, а по душам. Переход на такую систему стал возможным по окончании первой ревизии (переписи) населения, завершенной в 1721 году.

Наборы в армию всей тяжестью, прежде всего пожизненной службой, ложились на крепостных и государственных крестьян. Основной формой протеста против этого были побеги, дезертирство рекрутов, к которым принимались самые суровые меры наказания: битье кнутом, ссылка на каторгу и даже смертная казнь. Однако суровые меры не приводили к желаемым результатам. Побеги продолжались.

Правительство принимало определенные меры по совершенствованию рекрутской системы комплектования армии и флота, стремилось несколько облегчить участь солдат. Однако положение с наборами рекрутов по-прежнему оставалось тяжелым. Поэтому некоторые категории населения Российской империи добивались изъятия из наборов. В частности, этого добились в 30-е годы XVIII века купцы и духовенство, которые получили право посылать вместо своих детей купленных рекрутов. Затем такое же право получили предприниматели, которым разрешили вносить деньги вместо рекрутов из числа мастеровых. В результате изъятий от рекрутской повинности было освобождено до 15 % податного населения.

Во второй половине XVIII века способы и формы комплектования армии и флота не претерпели существенных изменений. Рекрутская система вполне отвечала принципам линейной тактики, но она не могла удовлетворить требованиям новой тактики колонн и рассыпного строя, которая требовала перехода к массовой армии, комплектуемой путем всеобщей воинской повинности. Однако осуществить этот переход в условиях феодально-крепостнического государства было невозможно.

В этот период проведение наборов правительство возложило на специальные воинские команды, которые обязаны были доставлять рекрутов непосредственно в армию. Для предотвращения побегов предлагалось «у всех рекрутов при приеме их выбривать лбы, чтоб оные по таким приметам виднее были и так к побегу менее случая имели». Принятых рекрутов приводили к Присяге, затем распределяли по артелям (по 8 человек) и капраль-ствам. Для установления взаимной ответственности использовалась круговая порука. Помещики обеспечивали рекрутов денежным и хлебным довольствием. В течение второй половины XVIII века наборы проводились почти ежегодно, а в период войн объявлялись дополнительные наборы.

Указом 9 сентября 1769 года норма призыва определялась в размере один человек на 150 душ, что давало общую численность рекрутов в 46583 человека. Из этого числа в армию направлялись 45084 человека и на флот -1499 человек. В военные годы норма призыва существенно увеличивалась.

В 1793 году срок службы рекрутов был сокращен до 25 лет. Вводя этот срок, правительство рассчитывало всегда иметь в армии и на флоте обученный состав. В эти годы продолжалась практика изъятия и замены рекрутов. Так, например, фабриканты получили право уплачивать по 120 рублей за каждого рекрута, взятого из числа рабочих предприятий.

Вместе с тем император Павел I указом от 17 мая 1798 года запретил зачислять в армию бродяг и иностранцев, что широко использовали помещики при замене своих русских крестьян.

Все эти изъятия и возможности покупать квитанции, которые предъявлялись во время наборов, приводили к тому, что за каждый набор норма не выполнялась на 5- 10%.
Неравномерность рекрутских наборов тяжело отражалась на великорусском населении, поскольку оно давало основной контингент рекрутов. Чтобы несколько уменьшить норму набора с этой части населения, правительство пыталось найти новые источники комплектования и усовершенствовать порядок набора. С этой целью порядок набора был распространен на Украину и Белоруссию. В результате значительно расширилась база для призыва.

В XIX веке порядок наборов определялся рекрутским уставом 1810 года, который повторял все основные положения «Генерального учреждения» 1766 года. Но в отличие от предыдущего устав 1810 года ввел очередной порядок набора рекрутов, хотя сохранил принцип общинной, а не личной повинности. Сущность очередного порядка наборов сводилась к тому, что все семьи каждого призывного участка вносились в очередные списки по числу работников в семье. При этом в первую очередь давали рекрутов семьи, которые имели большее количество работников. Очередная система просуществовала до 1874 года, когда перешли к всеобщей воинской повинности.

В 1831 году был утвержден проект нового рекрутского устава, сохранившего принципиальные положения рекрутчины. Новым было лишь то, что по уставу страна разделялась на две половины: Северную и Южную, в которых должны были проводиться наборы поочередно. Лишь в исключительных случаях предусматривался набор со всей страны в целом.

Расчет, как и прежде, производился с каждой тысячи душ. Устав увеличил число категорий имущих сословий, освобождавшихся от наборов, что составило около 20 % населения страны.

В 1834 году в целях создания резерва был издан указ о сокращении сроков действительной службы для некоторых категорий военнослужащих с 25 до 20 лет, а для других - до 15 лет. В кадровых частях солдаты должны были служить 15 лет, после чего их переводили в резервные батальоны со сроком службы в 5 лет. По прошествии этого времени солдаты увольнялись в отпуск и состояли в нем еще 5 лет. Эта мера дала к началу Крымской войны накопление обученного запаса в 210 -212 тыс. человек.

Эта система наряду с положительными чертами имела существенные недостатки. Государство вынуждено было в мирное время содержать большую в численном отношении армию и в то же время недостаточную на случай войны. При длительных сроках службы армия постоянно имела в своем составе больше солдат старших возрастов, чем молодых. Рекрутская система освобождала от военной службы значительное количество рекрутов по сословному, имущественному и национальному признакам. Так, по национальному признаку (полностью или частично) освобождались от службы ряд народностей Сибири, жители Кавказа, Башкирии, Бессарабии, крымские татары, а также армяне и татары Астраханской губернии.

По территориальному признаку освобождались все жители отдаленных районов Сибири, жители Архангельской губернии и другие. Льготы по военной службе давало также образование.

В 1861 году с отменой крепостного права пало последнее препятствие на пути ликвидации рекрутской системы. Но в первые годы в этой системе были проведены лишь незначительные изменения. С 1863 года наборы стали производиться по стране в целом. Рекрутские присутствия стали действовать в уездных городах. Подтверждена была отмена бритья лбов и препровождения рекрутов в полки в особой одежде, напоминающей арестантскую.

После долгих обсуждений проекта Устава о воинской повинности в различных комиссиях он был 1 января 1874 года утвержден. В соответствии с его положениями вооруженные силы страны разделялись на постоянные войска и ополчение. В состав постоянных войск входили: кадровая армия, пополняемая ежегодными наборами; запас армии уволенных по истечении первого срока службы; казачьи войска и так называемые инородческие части, формируемые из лиц нерусского происхождения. В состав морского флота входили действующие команды и запасные части.

Призыву подлежали лица, которым к 1 января года набора исполнилось 20 лет. Поступление на службу определялось жребием, так как количество лиц, включенных в призывные списки, значительно превышало потребность армии в новобранцах. Призывники, вынувшие номер, шли на военную службу, остальные зачислялись в ополчение. Общая продолжительность военной службы определялась в 15 лет, из них действительная служба - 6 лет и 9 лет в запасе. Для лиц, несших службу в отдаленных местностях, срок действительной службы определялся в 7 лет и в запасе -6 лет. Особые сроки были установлены для службы на флоте: 7 лет действительной службы и 3 года в запасе. В государственное ополчение 1-го разряда призывались не служившие в армии или на флоте лица мужского пола в возрасте от 21 года до 40 лет и уволенные после службы в запас; 2-го разряда - не подлежащие призыву в армию по здоровью или семейному положению для пополнения тыловых частей.

В дальнейшем, в целях ускоренного накопления военно-обученного резерва, срок действительной службы неоднократно сокращался и достиг после русско-японской войны (1904 -1905 гг.) 3 лет. Изменялись также и сроки призыва. С 1914 года общий срок службы в сухопутных войсках - в пехоте и артиллерии (кроме конной) стал 18 лет (в том числе действительная служба - 3 года и 3 мес., в запасе -14 лет и 9 мес.); в остальных родах войск
17 лет (действительная служба - 4 года и 3 мес., в запасе - 12 лет и 9 мес.)- Общий срок службы на флоте - 10 лет, в том числе действительная служба и служба в запасе по 5 лет. При этом Военному и Морскому министерствам предоставлялось право увольнять в запас и до истечения сроков действительной службы.
Устав предусматривал льготы, отсрочки и изъятия. Льготы давались по образованию. Лица, получившие, например, высшее образование, служили 6 месяцев и состояли в запасе 14 лет и 6 месяцев. Лица, получившие среднее образование, должны были служить 1 год и 6 месяцев и состоять в запасе 13 лет и 6 месяцев и т. д. Освобождение от службы предусматривалось по физическим недостаткам, по роду занятий и для населения некоторых территорий России.

Новая система комплектования армии обладала существенными преимуществами и прежде всего позволяла накапливать значительные контингенты военно-обученного запаса. Так, несмотря на потери в русско-турецкой войне 1877 - 1878 годов, численность обученных запаса в Русской армии возросла и в 1899 году составила около 3 млн. человек. В наибольшей степени преимущества этой системы комплектования армии проявились в Первой мировой войне, когда на ее основе была развернута многомиллионная Русская армия.

Обучение и воспитание русского солдата

С первых дней зарождения Русской регулярной армии значительное внимание уделялось боевой подготовке, обучению и воспитанию войск. Уже в 90-х годах XVII века в Преображенском и Семеновском полках начали изучать основы линейной тактики. Эти, пока немногочисленные, войска Петра I систематически занимались учебой, начиная с одиночной подготовки рядовых и заканчивая односторонними или двусторонними учениями.

Азовские походы 1695 - 1696 годов показали, что Русская армия должна быть реорганизована и хорошо обучена. И это необходимо было сделать с учетом накопленного отечественного и зарубежного опыта военного дела.

Разработка передовых методов обучения в Русской армии связана с именами таких полководцев, как Петр I, П.А. Румянцев, А.В. Суворов, М.И. Кутузов.
Так, по указанию Петра I в начале XVIII века были подготовлены Строевой устав и другие документы, в которых закреплялись тактические принципы, сложившиеся к этому времени в Русской армии, права «начальных людей» в роте, а также обязанности солдат во время службы и вне нее.

Исключительно большое значение для дальнейшей организации боевой учебы войск имел «Устав воинский» 1716 года, подготовленный под непосредственным руководством Петра I, в котором один из разделов был посвящен вопросам обучения рекрутов.

Основной тактической единицей, где проходило обучение солдат, являлась рота. По уставу 1716 года рота имела: 4 обер-офицера (капитан, поручик, подпоручик и прапорщик), 10 унтер-офицеров (сержант, каптенармус, подпрапорщик и капралы), 140 рядовых, 2 нестроевых и 2 барабанщика. Всего 158 человек. Рота делилась на 4 плутонга (взвода), а плутонг - на два капральства.

Цель обучения Петр I сформулировал так: «Надлежит непрестанно тому обучать, как в бою поступать». Программа обучения Русской армии определялась уставом и инструкциями, а формы и методы вырабатывались постепенно, в процессе боевой практики. Система обучения разделялась на два периода. В первый период входила одиночная подготовка, а во второй - совместная.

Одиночное обучение состояло из усвоения элементов строя, ружейных приемов и стрельбы. В ходе обучения строю у солдат вырабатывались навыки правильной стойки, поворотов на месте и маршировки без ружья, а затем с ружьем. Задача состояла в том, чтобы солдат приобрел простейшие строевые навыки. Одновременно с этим изучались и ружейные приемы: «к ноге», «на плечо», «на караул», «положи мушкет» и другие. С введением устава 1716 года ружейные приемы остались прежние, но изменились некоторые команды. Молодых солдат с этого времени начали обучать действиям штыком.

При обучении стрельбе методика также ориентировала на одиночную подготовку, которая предусматривала овладением 14 приемами, что было для рекрутов достаточно сложно. Все виды стрельбы осваивались постепенно и основательно.

Совместное обучение молодых солдат сначала проводили в составе капральств, затем в плутонгах (взводах) и окончательное сглаживание осуществлялось в ротах и батальонах. В этот период занимались строевой, огневой и тактической подготовкой. Во время войн при обучении особое внимание обращалось на практическую стрельбу подразделениями. Обычно в полках стрельбы велись холостыми патронами, а затем и боевыми.

По особой методике велось обучение драгун, артиллеристов и других специалистов. Устав 1716 года содержал требования по организации полевой, лагерной и караульной службы, которые просуществовали почти без изменений многие десятилетия.

Воинское воспитание было направлено на то, чтобы в войсках существовал «добрый порядок», который может быть установлен, по утверждению Петра I, если в армии будет твердая субординация, ибо «начальнику надлежит повелевать, а подчиненному послушну быть». Поддержание этого порядка и дисциплины сопровождалось системой жестких мер, среди которых была и смертная казнь.

В 1755 году был утвержден новый устав, по которому стали вести обучение рекрутов Русской армии. Он по ряду позиций отступал от петровских традиций обучения, переоценивал силу и роль огня в поражении противника. Положительная сторона нового устава состояла в том, что им вводился строй колонн и подчеркивалось преимущество наступательных действий. В то же время новый устав вводил типовые формы и правила, которые приучали войска действовать по шаблону.

Система боевой подготовки в середине XVIII века почти не изменилась, если не считать, что рекрутов перестали обучать на сборных пунктах, а сразу назначали в полки. Здесь их распределяли по ротам и после небольшой рекрутской подготовки начинали обучать вместе со старыми солдатами правилам строя и стрельбы.

После рекрутской подготовки начиналась подготовка в составе рот и батальона, во время которых вырабатывались навыки маршировки и приемы стрельбы на месте и в движении. Затем проводилось и полковое учение. Обучение завершалось смотром строевой подготовки полка и боевыми стрельбами. Для достижения внешней слаженности и показной красивости полка широко применялись муштра и бесконечные тренировочные учения.

Вся система боевой подготовки была направлена на выработку у солдат необходимых для боя качеств: стойкости, храбрости и мужества. В этом отношении немалую роль играли повседневные занятия, входе которых солдаты убеждались в силе своего оружия и мощи коллективных действий. На это была направлена и воспитательная работа, значительное место в которой занимала деятельность священнослужителей, их беседы и проповеди. Солдаты воспитывались в духе верности воинскому долгу, присяге и полковым традициям под девизом «За Веру, Царя и Отечество!». Средства убеждения нераздельно связывались со средствами принуждения по отношению к тем, кто не проявлял готовности умереть за веру и Отечество. В этих случаях широко использовались палки, шпицрутены, батоги и другие жестокие средства.

В конце XVIII века новая тактика колонн и рассыпного строя потребовала по-новому решать вопросы обучения и воспитания войск, которые должны были вести боевые действия в расчлененных боевых порядках. В этих условиях неизмеримо возросла роль солдата в бою. Теперь от него требовались не только стойкость и мужество, но и проявления инициативы, изучения основ тактики наступательного и оборонительного боя.

Большую роль в обучении русских войск сыграл устав Суворова «Наука побеждать», в котором были четко сформулированы следующие основные принципы воинского обучения, доказавшие свою жизненность всем последующим военным опытом:

- подготовка солдат должна производиться систематически, последовательно и непрерывно;

- обучение должно быть активным и действенным;

- каждый воин должен понимать свой маневр, и все, чему он учится, необходимо применять в боевой практике

- обучение надо вести показом, а не рассказом, т.о. на основе чувственного восприятия;

- стержнем воинского обучения должно быть овладение тремя воинскими искусствами: «глазомер, быстрота, натиск».

Суворов не подходил к бою односторонне и не сводил его лишь к ведению огня. Он считал, что завершать бой должна штыковая атака.

На рубеже XVIII - XIX веков боевая подготовка нижних чинов проводилась в духе реформ Павла I. Все его уставы предали забвению богатый и поучительный опыт русских полководцев и ориентировались на практику прусской армии. В них самостоятельность и инициатива в выборе форм и методов боевой подготовки категорически запрещались, упор в обучении делался на соблюдение внешних мелочей, показную красоту и механическую исполнительность.

Во второй половине XIX века в связи с перевооружением армии нарезным дальнобойным оружием, введением телеграфа и строительством железных дорог создались предпосылки для применения новых способов ведения войны и боя. На этой основе стала складываться тактика стрелковых цепей, потребовавшая коренной перестройки всей система боевой подготовки. На это нацеливали и тяжелые неудачи Русской армии в ходе Крымской войны.

Новый взгляд на многие тактические вопросы нашел свое отражение в уставах, наставлениях и инструкциях этого периода. Так, «Воинский устав о пехотной строевой службе», в частности, его первая часть «Рекрутская школа» устанавливала период одиночного обучения продолжительностью в 6 месяцев. В первый месяц молодого солдата поручали «дядьке», который в течение первых двух недель был обязан приучить его соблюдать опрятность в одежде, уметь отдавать честь при встрече с начальниками. На третьей и четвертой неделе молодой солдат приступал к гимнастическим упражнениям, овладение которыми продолжалось до трех месяцев. В это же время ему выдавалось ружье, и на специальных занятиях он знакомился с его устройством, правилами разборки и сборки, стрельбы в цель, а также с простейшими ружейными приемами. На заключительном этапе переходили к стрельбе холостыми патронами и к практической учебной стрельбе с расстояний от 100 до 1200 шагов.

После обучения стрельбе все стрелки разделялись натри класса: лучшие стрелки, средние и слабые. Курс стрельбы все стрелки выполняли ежегодно. В ходе ротного и батальонного учения происходило сплачивание солдат в армейский организм, способный вести бой на различной местности. В этот период большое внимание стали уделять обучению войск саперному делу, а также взаимодействию с кавалерией и артиллерией.

После Крымской и русско-турецкой войн (1877 - 1878 гг.) значительно больше внимания стали уделять полевой подготовке войск. В этом большую роль играли лагерные сборы, учения и маневры. В практику вошли также и так называемые подвижные сборы, которые охватили все войска и служили хорошей школой для всех категорий военнослужащих.

Большое значение для разработки вопросов обучения и воспитания войск в этот период имели труды А.И. Астафьева, ГА. Леера, М.И. Драгомирова и других крупных теоретиков военного дела. Так, М.И. Драгомиров не только дал наиболее глубокое изложение принципов тактики стрелковых цепей, но и впервые в истории военного дела разработал систему боевой подготовки, отвечающую этой тактике.

Раскрывая сущность воинского воспитания, Драгомиров писал: «Все дело воспитания и образования войск приводится к весьма немногим идеям: 1) ставить воспитание выше образования; 2) переходить от анализа к синтезу (т. е. учить делу по частям, но на этом не останавливаться, а непременно соединять эти части в одно, так как они соединяются при действии против неприятеля); 3) учить целесообразно; 4) развить внимание людей в военном направлении; 5) приучать их встречать неожиданности быстро, но несуетливо; 6) вести занятия так, чтобы ни один шаг в них не противоречил закону выручки своих; 7) ознакомить различные роды оружия со взаимными их свойствами; 8) вести маневры так, чтобы «всякий воин понимал свой маневр»; 9) устранять все, способствующее самосохранению, и поощрять все, благоприятствующее самоотвержению, и потому давать практику в преодолении чувства опасности; 10) учить показом, а не рассказом; 11) остерегаться примерного исполнения чего бы то ни было в мере, допускаемой мирной практикой, - вот и все. Все эти идеи можно было свести даже к одной только: в воспитании и обучении сообразовываться со свойствами воли и ума человека».

В начале XX века принципиальных изменений в боевой подготовке нижних чинов не произошло. Во всех родах войск на занятиях изучались новые образцы оружия, знакомились с опытом русско-японской войны (1904 -1905 гг.), совершенствовали полевую выучку.

Методические рекомендации

1. Во вступительном слове, подчеркивая актуальность темы, необходимо отметить, что в современных условиях, когда широко используется контрактный метод комплектования армии, важно использовать исторический опыт комплектования Русской армии на различных этапах ее развития.

2. При рассмотрении первого вопроса целесообразно раскрыть основные способы и особенности комплектования Русской армии на различных этапах ее развития, показать некоторые трудности и проблемы решения этого вопроса в современных условиях.

3. В ходе рассмотрения второго вопроса необходимо отметить передовые методы обучения и воспитания воинов, а также лучшие боевые качества русского солдата, продемонстрированные им на полях многих сражений.

4. В заключение необходимо сделать краткие выводы, ответить на вопросы слушателей, дать рекомендации по изучению литературы.

Рекомендуемая литература:

1. Бескровный Л. Русская армия и флот в XIX веке. - М., 1973.

2. Кушер Ю. Комплектование Вооруженных Сил. //Военная энциклопедия в 8 т. - Т. 4. - М., 1999.

3. Нюппиев Г. Правовые основы прохождения военной службы в ВС РФ // Ориентир. - 2004. - № 4.

4. Стрельников В. Прохождение нижними чинами службы в Русской армии (XVIII - XX вв.) // Ориентир. - 2007. - № 12.

кандидат исторических наук, доцент Виктор Стрельников

ОРИЕНТИР 2.2010

Теги: огп